Вторник – пятница: 10.00 – 18.00
Суббота:                   10.00 – 18.00
Перерыв:                  13.00  14.00
Воскресенье:           выходной
Понедельник:           выходной

меню
В поисках серы.
16 февраля 2000 года
по материалам газеты «Красный Маяк»
автор публикации Анатолий Самолюк
цифровая обработка Ludwig
 

Для поисков серы было создано несколько отрядов: Кунаширским подразделением командовал геолог Борис Клинк на Итурупе в районе хребта Богатырь работали сотрудники Бориса Мальцева, а мне был поручен хребет Грозного, так называемый Тебеньковский отряд. Таким образом 1965 год проходил для нас под знаком серы.

Нам удалось найти несколько проявлений серы ранее неизвестных: одно - в верховьях реки Курилка в кальдере Курильская. В процессе геологических работ составили карту 50-тысячного масштаба хребта Грозный от горы Ребуншири до горы Горелая. Понадобилось пройти буквально все ручьи и реки хребта, для этого мы организовали две базы: одна находилась в расположении воинской части в поселке Горячие Ключи, вторая - на озере Гнилое, где сейчас недалеко проходит тракторная дорога к вулкану Баранский. Грузы для нашего жизнеобеспечения частично забрасывались лошадьми и арендуемыми в рыбоколхозе в Рейдове. Когда животные вытаскивали вьючные мешки и ящики на всем известную в Курильске крутую возвышенность с топографическим знаком, то им приходилось так тяжело, что мы снимали с них поклажу и переносили ее сами наверх и только затем вновь загружали лошадей. Люди оказались выносливее их.

В процессе маршрутных работ ревизионно обследовались все места, представляющие какой-то интерес в плане добычи серы, в том числе и залежи, имеющиеся на вулкане Баранский (участок Старозаводской). Вновь оценили запасы серных руд. Однако ничего серьезного здесь не оказалось. Значительно больше повезло отряду Бориса Мальцева. И на хребте Богатырь в верховье реки Новая 6ыло обнаружено крупнейшее месторождение во всяком случае в масштабе вулканогенных месторождений. В дальнейшем, в течение 10 лет, велась его разведка с подсчетом реальных запасов, составивших около восьми миллионов тонн серы. Для всего СССР такое количество нельзя тогда назвать большим, а для потребностей Дальнего Востока вкупе с сахалинскими целлюлозобумажными комбинатами, хватило бы лет на 20-25. Требовалось 100-120 тысяч тонн серы в год. Но приморский комбинат «БОР» отказался от эксплуатации данного месторождения, а только у этого предприятия имелись основные нужды в таком сырье. Дело в том, что приморцы теряли до 14 процентов прибыли. Так месторождение «Новое» оказалось невостребованным. И до сих пор в недрах Итурупа лежат, ожидая своего часа, разведанные миллионы тонн серы. А по разбуренным скважинам циркулирует вода, окисляя это сырье. Жаль потраченного труда сотен людей, причем упорного труда на поиск и разведку данного месторождения. А комбинат «БОР» спокойно возил на поездах серную руду из Прикарпатья.

В недавнем прошлом нередко случалось, что хорошее начинание государства заканчивалось не совсем логично, то есть не имело своего продолжения. Такая же судьба постигла месторождение с запасом серы в 16 миллионов тонн на Камчатке, находящееся в труднодостугшом месте, в 70 км от поселка Корф и далеко от прибрежной полосы.

Наш Тебеньковский отряд тоже выполнил свое задание: нашел несколько проявлений серы. Потом они даже разбуривались, но промышленных запасов не обнаружили.

В остальном наши труды не пропали даром. Составленная нами карта очень пригодилась гидрогеологам при поиске термальных вод в районе вулкана Баранский.

Помнится завершение поисковых работ, когда весь отряд, 14 человек, собрался на базе в Горячих Ключах. Командир полка предложил нам сыграть в футбол. Был сыгран настоящий футбольный матч, по 45 минут тайм. Любопытно то, что при всей разнородности нашего основного «спортивного» состава, а большинство составляли рабочие занятые летом в полевых маршрутах, зимой - в теплых местах (кочегарки и т. п.), мы смогли дать достойный от пор молодым ребятам.

За день перед сражением наша команда усиленно разминалась на футбольном поле. Оказалось, что в маршрутах у нас работали другие группы мышц, совсем не относящиеся к подвижной игре. Поэтому нередко перед матчем наутро у всех жестоко болели мышцы, хотя накануне нам казалось, что мы все очень сильные и шустрые. Тем не менее,  первый тайм сыграли вничью. А во втором - соперники выставили двух человек, игравших за зону, чуть ли не кандидатов в мастера спорта по футболу, только тогда они смогли забить нам один гол. Я считаю, что было огромное наше достижение, несмотря на счет не в нашу пользу. Пострадал Витя Панин, упавший грудью на мяч и, кажется, сломавший ребро.

После футбола в наш отряд прибыла комиссия по приемке полевых материалов и оценке геологических работ. Во главе ее был Вадим Лавренов. Посмотрели все собранные нами образцы и карту. И закончилось это возлиянием изумительного количества коньяка и «уничтожением» пятикилограммовой банки ветчины.

Затем я выехал на Сахалин, рассчитал всех своих рабочих и заболел. Таким вот эхом откликнулись тяжелейшие полевые сезоны. В Южно-Сахалинске перенес две операции. Не помогло. Уволился из экспедиции в связи с не возможностью продолжать работу. Вернулся я в Москву, где мне сделали еще три операции.

За этот полутора годовой отрезок времени я еще как-то умудрился поступить в аспирантуру Института геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии (ИГЕМ) Академии наук СССР к профессору, доктору геолого - минералогических наук заслуженному деятелю науки РСФСР В. Петрову. От этого изумительного человека я очень много получил в плане познаний. В аспирантуре была определена моя тема «Условия формирования вулканогенных серных месторождений». И в 1970 году я защитил кандидатскую диссертацию, в которой представил новую гипотезу о формировании серных месторождений в условиях кальдер, где продолжается поствулканическая термальная деятельность и, с другой стороны, создаются условия для погребения серных залежей при разрушении геологической постройки во время новых извержении или под новыми лавовыми потоками.

После защиты диссертации я пять лет работал по бокситам в Казахстане и на Горном Алтае. И только в 1975 году я вновь смог вернуться к тематике, касающейся Курильских островов.

   

SNOBebllogoRDKKurilskiiRaion