Режим работы:
понедельник-пятница: с 9:00 до 19:00
суббота: с 10:00 до 17:00
выходной: воскресенье.
меню

Я ХОЧУ ПОДНЯТЬСЯ В ГОРЫ…

В горах моё сердце, а сам я внизу.
Генрих Гейне.

                    1.
Из романтических профессий
Роднее всех мне лишь одна.
Молчанье гор и шёпот леса –
Всё это в ней, во всём – она.

Застойна тишь на месте голом,
Где лишь буран сейчас поёт.
Но вот оставил след геолог –
И следом городок встаёт.

Желудок держит на обмане,
И двор, и дом – всё в рюкзаке
С удачей будущей в кармане
И верным молотком в руке
Прошёл, оставил где-то вешки,
От диких что-то взял красот…
Разведчики потом без спешки
Себе наметят круг работ.

Взгляд не охватит всю кальдеру –
Какой же силы мог быть взрыв?!
Теперь всего здесь в полной мере –
Ручьи, низины и бугры.

Вот сопка караваем хлеба,
Атсонупури* вдалеке,
А там блестит осколок неба –
Кругляш озёрный в уголке.
___________
*Вулкан на одноимённом п-ве
на охотском побережье Итурупа

И камень, камень – глыбы, груды…
Мы наверху, как в пустоте.
Внизу, малюсенький отсюда,
Пыхтит трудяга ГТТ.

                   2.
Загадочный край, заповедный,
Где тучи по земле плывут
В немом спокойствии победном.
И снежники – то там, то тут.

Чуть-чуть видна, тропинка вьётся
По осыпи туда, наверх.
Где, кажется, побольше солнца,
Да пот обильней, как на грех.

Моя торжественная лирика
Во вдохе жадном чуть слышна.
А циклопические цирки –
Вся эта горная страна.

                     3.
Боюсь, вспугнёт вдруг голос громкий
И величавость, и красу.
Из творческой командировки
Тогда с собой что унесу?!
И что увидит мой читатель
Средь отделений чётких строк?
Он ведь не знает, как некстати
Подкатит к горлу злой комок,
Когда, дробя каменья, танком
машина вверх ползёт, стеня.
Геологами, как десантом,
её облеплена броня.

Вот по хребту удобной сопки
Карабкаемся в облака.
Разрозненные тучек хлопья
Не застят солнышка пока.

Смешно: и здесь со мною муза.
Правей, где пропасть, - славный вид.
Но двинет рычагами Бусов –
И из-под траков пыль летит.

Правее – ниже и под нами –
Стоит туман, покой храня;
Левей – прижатый к сопке стланик,
земли надёжная броня.

И что нам перемычка скажет –
Авось по ней да с ветерком?!
Но все вдруг – от греха подальше! –
С брони слетают и – пешком.

                     4.
И вездеход, что пёс учёный,
Прижат тревогою к земле,
По крошке кремния толчёной
Крадётся дальше в полумгле.

А солнце обдаёт нас жаром:
Молотит спины, как снопы.
Дорожка вверх. Да, «С лёгким паром» -
Названье точно у тропы!

Сейчас бы облаков нам хлопья -
Смахнуть солёно-горький пот!
Рывок наверх – и сразу взмокли.
Дорожка выше всё зовёт.

И потихоньку, понемногу
Так отмахали за версту.
Знать, у геологов-то ноги
из места нужного растут!

По местности пересечённой,
А если проще – по любой,
Шагает он, как заведённый,
Доволен миром и собой.

Что стланики, что буераки,
Что шрамы, оползни ручьёв?
Готов он часто даже к драке:
Ведь глухомань – владенье чьё?

Но, правда, схватками не грезит.
И мишка тоже не дурак:
И сам-то на рожон не лезет,
И отучает молодняк.

Почти непуганый, вразвалку
Кустами он обходит вас.
А про медвежьи-то рыбалки
Почти у каждого рассказ.

                 5.
В детали я до одурения
Готов при случае влезать:
Про колонковое бурение
Не доводилось ведь писать.

Пока штрихи, пока лишь образы.
Названия пород – их тьма.
Для любознательных нет тормоза.
Притормози – сойдёшь с ума.

Ведь твой рассказ пойдёт о людях,
О чаяньях, об их мечтах.
А о специфике забудешь –
Тогда всё будет на местах.

Специфику такого рода
В своих записках отмечал:
Разведку серы здесь Удодов
На Итурупе начинал….

Первопроходцы, пионеры
Все-все излазали места.
И маломальский выход серы
Взят на заметку неспроста.

Но здесь, в бассейне речки Новой, -
Тут есть промышленный запас.
И предприятия основу
Прорисовал Гончар не раз.
(Всю жизнь свою мечтой мы жили,
Горбатясь на пределе сил.
А наши карты, видно сгнили:
Никто их так и не спросил).

Геологам – не краеведам –
На долю выпало всего.
Напомнят имя Люды Педан
Или из Масловых кого.

Неутомимой, с смелой хваткой,
Всю на бегу, всю налегке,
В веснушках, с толстою тетрадкой,
С планшеткой помню Нину Кейв.

                        6.
Балки – каре у самой речки,
Сарай для керна – будь здоров.
Созвездий первозданных свечи,
И тишь, что лучше докторов.

Еда, культура – всё по форме.
Есть коллектив – и всё дано:
Фаина Павловна покормит,
А Нэля вечером - кино.
Через полмесяца – на базу,
Коль надоело жить в балках…

Гончар* один, но будто сразу
Он в разных десяти местах.
Как штольня, как идёт проходка,
Как смены, как водозабор.
Станки, горючее, погода.
В мечтах о будущем – простор.

Горизонтальная проходка –
Узнать сегодня, как дела.
Нарушен график – так по сводке.
Опять погода подвела?

Цыганистый не от загара,
Он вездесущ. И свой везде,
Не показушный, не в ударе –
В своей обычной борозде.
На «Пять углов» подъёмчик – круто!
Бульдозер кое-как скребёт.
____________________________________
*Александр Григорьевич Гончар - начальник
Курильской геологоразведочной экспедиции
в начале 70-х

Рукой подать до «горки» Трудной,
а как непрост там переход!
Идём туда. Такая мода:
Экзамен новичкам – плита.
Его выдерживаю вроде.
Прошли! Какая красота!

Не вид, а просто загляденье:
Тут пропасть к Чёрной, к Новой скат.
И облаков переплетенье…
И чёрт, и ангел – каждый брат.

Всё шло ладом. И без «Скорее!».
Всего хватало – знаний, сил…
Из этой пёстрой галереи
Трудяг я образ уносил.

                   7.
Но вот погода заквохтала
И что-то жуткое снесла.
Вода по речкам грохотала,
Победно валуны несла.
Лизала у построек сваи,
Тянула щупальца к балкам…
Буровики ей разрешали:
Пускай потешится. Пока…

И солнце, строп лучей повесив,
Пронзило речку вновь до дна…
…Из романтических профессий
Роднее эта мне одна.

Август 1971 – апрель 1994